linklj (linklj) wrote,
linklj
linklj

В ДОПОЛНЕНИЕ К ПОСТУ ОБ ОЛИМПИАДЕ

Оригинал взят у rozenbum в В ДОПОЛНЕНИЕ К ПОСТУ ОБ ОЛИМПИАДЕ
Оригинал взят у coppento в В ДОПОЛНЕНИЕ К ПОСТУ ОБ ОЛИМПИАДЕ
Оригинал взят у td_41 в В ДОПОЛНЕНИЕ К ПОСТУ ОБ ОЛИМПИАДЕ
В обсуждении вчерашней  статьи vegall, в которой философ рассуждал о этической проблеме совместимости зрелища такого типа и масштаба с нынешним состоянием российской жизни в целом, защитница проекта выступила с несколькими аргументами.
Проект организовал полмиллиона рабочих мест.
Полностью перестроена вся инфраструктура побережья, включая порт, дороги, газификацию, очистные сооружения.
После останется зона отдыха для тех, кому уже надоело отдыхать в Египте, Турции и тп.
А также, горнолыжный круглогодичный курорт, что очень важно, поскольку имеющийся сейчас постоянно переполнен.
Для начала скажу, что я не спортоненавистник, сама в молодости прошла школу конькобежного спорта, хотя на мастера не потянула, поскольку поняла, что достигла предела своих возможностей.
У мужа была сходная картина по лёгкой атлетике, так что мы имели многих друзей, выбравших своим делом жизни работу в спортивной сфере.
И всё советское время сопровождалось интересом к спорту, знали все имена и все достижения, обсуждали шансы, знали, чем ещё заполнена жизнь чемпионов, поскольку было не менее интересно узнать, как любимые спортсмены позиционируют себя в дальнейшей жизни.
Ведь активная спортивная жизнь не так уж длинна, за редким исключением и советская система создала для них льготную форму получения высшего образования, неважно какого - спортивного плана или любого другого.
Так что, к концу карьеры спортсмен, как правило, имел специальность.
И что особенно важно, каждый спортсмен был "государственником", то-есть, он нёс в себе потенциал спортивной школы и организации спорта в своей стране.
Советская школа ориентировалась не на "перегнать по цифре" любой ценой, что при современных достижениях уже невозможно без разного типа допингf, от энергетических стимуляторов до стимуляторов роста мышечной массы.
Ценилась техника и её совершенствование, новые приёмы спортивного движения, командного взаимодействия.
Спорт ценился красотой движений и внешней лёгкостью, а не ощутимым перенапряжением в преодолении естественного состояния.
Особенно важным была доступность для каждого желающего полного спортивного "обеспечения".
Тренеры ходили по школам и не выбирали "перспективных", а приглашали всех желающих, каждый мог попробовать себя в разных видах и выбрать сам.
Если спортсмен не хотел выступать в соревнованиях, его никогда не "исключали", он мог тренироваться, сколько хотел.
Когда я перестала, уже в университете, ходить на тренировки, мой тренер словил меня на улице и отругал, велел сколько смогу ходить на тренировки, сказав, что больше всего мне это нужно самой, чтобы всегда быть в форме, правда, шутливо добавил, что это нужно и ему - иметь перед глазами "технический шедевр", который он создал, так он меня называл, говоря, что все мои мысли не о скорости, а чтобы выглядеть красиво движущейся, но это не говорилось в осуждение, он использовал меня как живой экспонат демонстрации техники движения для новобранцев...
Теперь всё по-иному.
Теперь спорт - очень выгодный сегмент бизнеса, особенно в эпоху остановки оборота капитала.
Нет национального спорта, всё стёрто и перемешано, идёт конкуренция инвесторов в тренеров и спортивных рабов, рабство которых хорошо оплачивается, зато за эту оплату они платят здоровьем и рабством, поскольку нет в бизнесе "расширения результатов" без искусственного стимулирования.
Спорт стал вымучен и неинтересен, активно им интересуются, видимо, только игроки спортивных тотализаторов.
Обратившись масштабным проектом к такому мероприятию, наша власть, в первую очередь, конечно, имела экономический расчёт, а во вторую - рассчитывала прикрыть его ностальгией по советскому спортивному энтузиазму.
Второй расчёт был неверен, нет не только ассоциаций и аналогий, есть глубокий контраст, подчёркивающий глубину нашего провала.
Экономически это была привычная поддержка частного бизнеса в отсутствии у него места собственного функционирования в условиях закрытых и распределённых рынков.
Государства всего мира тянут частный бизнес, не имеющий закреплённых мест в мировом разделении труда и мировом рынке на горбу своих бюджетов.
И проекты, которые им сбрасывает государство, не имеют целью экономическое развитие, это фантомные проекты, которые останутся потом, как потёмкинские деревни, никому не нужными.
Или как этот проект, востребованы узким кругом и улучшат обустройство региона богатых вилл и резиденций.
Рабочие места, которые создаются для таких проектов, не предназначены для нашей рабочей сила, которая в отсутствии экономики давно дисквалифицирована, это рабочие места для зарубежных строителей, а нашим, в лучшем случае, позволили отливать чугунные решётки, на которые так мажорно намекала защитница проекта.
И стоимость проекта, отданная бюджетом частным фирмам, была неизбежно завышена, поскольку должна включать святое - частную прибыль, хотя в случае оплачиваемого государством заказа свой капитал и не вкладывается, частная фирма выступает ненужной и дорогой прокладкой, единственно ненужной из всех видов прокладок, завышая стоимость услуг.
Не удивительно, что в предложениях нашего лидера звучала скоростная дорога "Москва-Казань", такой не блихний свет для нашей протяжённой страны, что побыть в поезде лишних полчаса или даже целых два часа, стоит выделки из национального фонда.
Но других проектов у нас быть не может, потому что другие будут ориентированы на внутреннее развитие страны, в это ни к чему правящему капиталу, который от этого дивидендов не получит.
Так что, следует сделать вывод, что размышления философа об этической стороне вопроса не имеют никакого отношения к мотивации нашей власти.



Subscribe
Comments for this post were disabled by the author