linklj (linklj) wrote,
linklj
linklj

Category:

Номинализм.

ss69100
Номинализм - единственный способ сделать знание злым
В древней притче, которую кто только не цитировал за века истории, сказано, обращаясь к людям: «Если вы злы, то откуда берёте добро своим детям, а если добры - почему не желаете добра нашим детям, как и своим?».

В этой старинной мудрости раскрыта природа добра: обобщающая мысль.

Прежде, чем сделать добрый поступок, человек должен вначале обобщить мысль, представить в другом – себя, в чужих детях – увидеть собственных детей.

Опираясь на аналогию (аналоговое мышление) – человек распространяет свой родительский инстинкт заботы и снисхождения на чужих детей.

Нетрудно увидеть обобщение, как основу и в «золотом правиле нравственности»: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы относились к тебе». Известна и отрицательная формулировка этого правила: «не делайте другим того, чего не хотите себе».

Золотое правило нравственности – почиталось всюду! Оно раскрыто в религиозных и философских учениях Востока и Запада, лежит в основе всех мировых религий: авраамических, дхармических, конфуцианства. О нём же говорит и античная философия.

Про такое говорят – абсолютная универсальность, абсолютное общее место. Но давайте понимать: в основе его обобщающая мысль! Уберите принцип обобщения мысли – и что останется?


История даст нам ответ в иных народных поговорках, тоже известных с древности: «человек человеку волк», «рыба сыта рыбой, а человек человеком» и др. Если у тебя не аналогового мышления, и в чужих детях ты своих не увидел (сосредоточен на отличиях, а не на сходстве) – тогда ВСЁ ТВОЁ МЫШЛЕНИЕ становится фундаментально-мироедским.

Я хочу зла вашим детям – ответит такой человек – именно потому, что я хочу добра своим. Кто-то должен делать грязную работу - и я хочу, чтобы её не делали мои дети. Значит – пусть её делают ваши. Кто-то должен погибать на фронте? Пусть это будут ваши дети, а своих я спрячу в штабах, в тылу…

И добро и зло на самом фундаментальном уровне фатально зависимы от способности или неспособности человека к обобщению (аналоговому мышлению). Умеет человек обобщать мысль – он на светлой стороне жизни. Не умеет – на тёмной её стороне.
Важно понимать, что всё начинается именно тут, именно с этого. Остальное всё – так, вторичные следствия, вытекающие второстепенности. Или ты признаёшь реальность общего – или считаешь каждый случай уникальным. Или ты способен видеть сходство (между своим сыночком или чужим) – или ты сосредоточен на отличиях.

А у нас малоумные люди называют средневековый спор реалистов с номиналистами – «схоластикой», чуть ли не праздной игрой ума! У нас куда больше внимания преподаватель уделит Канту, Гегелю, Марксу, Попперу – чем средневековому реализму/номинализму.

И в итоге, не понимая главного, мы путаемся во второстепенном, громоздим всякую ерунду про классовую борьбу, роль пролетариата или роль демократии, альтернативность или безальтернативность выборов, «свободу, которая лучше несвободы»… Корни социального добра, как и корни социального зла мы ищем совсем не там!
Психоцентризм – учение о том, что всё начинается с того, как человек думает. Все процессы в социальной жизни вторичны по отношению к мышлению, идеям в человеческой голове, по отношению к человеческим настроениям.

Какой там «базис», производительные силы? Эти силы (технику) добрые люди создадут с ноля, а злые – разрушат до ноля из любой стадии технического совершенства. Да ведь и производственные отношения – не сами по себе! Они же вторичны по отношению к базовой картине мира в голове человека!

Но истоки мышления человека, ответ на вопрос – каким оно будет, какое общество выстроит – лежат в споре об универсалиях, начатом одновременно с рождением философии и общественных наук.

Реализм:
Выстроен на признании реальности универсалий. То есть общие понятия – реально существуют. Не только Я – есть, но и Родина – есть, и народ – есть, и человечество – есть, и «Добро вообще» (а не только лично для меня) – есть. Это не фигуры речи, не аллегории, не метафоры, не химеры воображения – они действительно существуют.

Обобщающая мысль – это высшая форма мышления, а не ошибка разума, не сбой в сознании, как считают номиналисты. Наверняка вы не раз – если говорили о благе всего человечества – видели у некоторых слушателей глумливые, снисходительные ухмылки. «Это чушь» - думают, а иногда и говорят такие люди.

- Нет, и не может быть никакого блага для всего человечества! Я урвал – или у меня урвали, я сделал бизнес или на мне сделали бизнес… Когда мне хорошо, то другому плохо, а когда другому станет хорошо – мне станет плохо…

Жизнь состоит из конкретных, несопоставимых случаев, каждый из которых уникален, и обобщать их – просто глупо. Один в этой жизни миллиардер, другой – нищий, а сводить всё к какому-то общему образу жизни – безумие…
Такая позиция, о которой изредка проговариваются, но чаще просто думают – в науке называется номинализмом. Чтобы не шельмовать теоретиков номинализма – назовём её «практическим номинализмом».

Теоретики ведь не этого раскалённого людоедского эгоизма хотели, они рассуждали о теории познания, о методологических принципах изучения мира. Другое дело, что методология познания – первична, а всё остальное в поведении человека – вытекает из неё. Теоретики, оправдывая их, скажем - не всегда об этом догадываются…

Если человек – реалист, то есть признаёт реальность обобщающих понятий – он неизбежно придёт к проблеме обобщающей добродетели, универсальных прав человека.

Он не выпрыгнет из логической цепи нигде – кроме одного места в ней, единственной развилки, которая может перенаправить поезд мысли от условно именуемого «социализма» к условно именуемому «капитализмом».

Единственная точка, в которой логическое рассуждение может отвергать общественной благо – реализм/номинализм. Других точек, в которых, думая о себе, не подумаешь одновременно и о других – просто не существует в логике.

Человек, анализирующий благо для себя – одновременно с этим анализирует и проблемы общего блага. Это уравнивает просвещение с добродетелью: люди умнеют, умнея, становятся человечнее. Но только в случае фундаментального признания реальности Универсалий!

Номинализм:
Если мы считаем каждый факт уникальным, неповторимым, а сходство между фактами – лишь «обманом зрения», случайным совпадением (дельфин похож на рыбу, но он не рыба) – то в этом случае наше благо никак не связано с общественным. Да и нет никакого общественного блага – обобщённого на многих. Случившееся со мной – случилось только со мной. А случившееся с другим – случилось только с ним. Обобщение же двух случаев – нелепо.

Отсюда и растут ноги либерализма и либеральной жестокости – когда человек отказывается распространять на других свой успех, или принимать чужую беду, как свою.

Сама методология познания, выработанная номинализмом в Средние Века – отрицает обобщение как благ, так и страданий человеческих. Эта методология возвращает нас на новом уровне к «готтентотской морали» самых диких племён: «добро – это когда я обворовал соседа, а зло – когда сосед обворовал меня».

Как писал известнейший наш философ А.Ф. Лосев[1] - «Номинализм никогда не был глубоким, продолжительным и более или менее ведущим или даже просто плодотворным направлением в философии.

В своем чистом виде он основан на игнорировании того очевидного, на чем основывается и вся философия и даже всякая обыденная мысль...

О таком малоплодотворном философском направлении, как номинализм, трудно, собственно говоря, сказать, где начинается его зарождение, где происходит его расцвет и где нужно видеть его разложение…».
Мы оптимизма А.Ф. Лосева никоим образом не разделяем. Номинализм (может быть, не только под этим своим именем) – одно из наиболее глубоких и продолжительных течений человеческой мысли. А то, что он разрушительно-бесплоден для цивилизации – факт, заставляющий уделять ему ещё больше внимания.

Да, он разрушитель смыслов и преемственности мысли; при этом он необыкновенно глубок и весьма значим, исторгает из себя десятки вторичных учений. Они производят в истории цивилизации и истории культуры человечества великую разруху.

Логика и диалектика номинализма выступают оправданием всего плохого в человеческом поведении, и обессмысливают всё то, что традиционно считается хорошим. Потому что нет универсалия, нет «добра вообще» и «зла вообще»!

Номинализм – единственная развилка логики, которая позволяет развивать познание, не развивая при этом добродетели, единственный способ сделать знание злым. Нигде больше на пути познания ум не сможет свернуть в сторону зла. Только в этой точке: отказавшись обобщать конкретику, отказавшись восходить от частной выгоды к общей и от личной беды к общественным проблемам.

Номинализм приводит к тому, что развитие ума не делает человека человечнее. Ум развивается, его операции усложняются и ускоряются, объёмы сведений и данных растут – но это ум отарка[2], органически он остаётся умом зверя, но с развитым блоком расчётов.

Если вы не отрицаете универсалий (реальности общих понятий) – то любая иная работа разума через процесс обобщения гуманизирует ваш разум параллельно его техническому совершенствованию.

Техническое совершенствования интеллекта, как инструмента при параллельно идущем озверении и оскотинивании человека возможно только при одном условии: отрицании реальности Универсалий.

+++

Мы получим всё, все мыслимые и немыслимые блага земной жизни – если сумеем синхронизировать взаимное отношение друг к другу, как к самому себе. Это трудно – но это единственный путь.

Жизнь налаживается только в одном случае: если человек видит в другом человеке себя, а другой человек не использует это великодушие с циничным эгоизмом. Во всех остальных случаях (имя им легион) – рвачество доведёт общество до тотальной разрухи.

Обобщающая мысль – вот ключ к прогрессу. Напротив, ключ к регрессу, используемый всеми разрушителями государств – утрата способности мысли к обобщению, уникализация случаев из жизни, видение в других не себя, а конкурентов себе.
Реализм есть жизнь, а номинализм – смерть. И то, и другое правда (то есть не логическая ошибка и не ложь). И жизнь, и смерть – есть во Вселенной. А выбор между ними – основное занятие для свободы воли человека.

[1] Средневековая диалектика. IV - Расцвет и разложение номиналистической диалектики

[2] "Отарки" - вымышленные фантастом С. Гансовским мыслящие звероподобные существа. Отарки жуткие твари, что были созданы путем скрещивания человека, медведя и волка. Это каннибалы, которые знают три языка, высшую математику, но при этом лишены элементарных человеческих чувств и правил.


А. Леонидов
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author